Судебная практика по сносу гаражей

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 января 2015 г. N 69-КГ14-11 Суд отменил апелляционное определение по делу о сносе самовольной постройки, которым исковые требования удовлетворены, поскольку вывод суда о нарушении тем или иным лицом каких-либо специальных предписаний не является общеизвестным обстоятельством и требует доказывания, к тому же суд не учел, что возможное использование объекта недвижимого имущества для проживания граждан не является юридически значимым обстоятельством для признания постройки самовольной

Судебная практика по сносу гаражей

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С. и Асташова С.В.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело

по иску департамента градостроительства и архитектуры администрации муниципального образования Ханты-Мансийского автономного округа – Югры «городской округ город Ханты-Мансийск»

к Ясабаеву Ф.А.

о сносе самовольной постройки

по кассационной жалобе Ясабаева Ф.А.

на решение Ханты-Мансийского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 25 декабря 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 29 апреля 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., объяснения представителя администрации города Ханты-Мансийска Романюка А.Р., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

департамент градостроительства и архитектуры администрации муниципального образования Ханты-Мансийского автономного округа – Югры «городской округ город Ханты-Мансийск» (далее – департамент) обратился в суд с иском к Ясабаеву Ф.А.

о сносе самовольной постройки – гаража, расположенного по адресу: город Ханты-Мансийск, гаражно-строительный кооператив … (далее – ГСК …), ряд …, бокс …

, ссылаясь на нарушение при возведении указанного гаража правил землепользования и застройки территории города Ханты-Мансийска, а также на то, что гараж используется не по назначению – для проживания граждан.

Решением Ханты-Мансийского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 25 декабря 2013 г. исковые требования департамента удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 29 апреля 2014 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменений.

В кассационной жалобе Ясабаева Ф.А. поставлен вопрос об отмене принятых по делу судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 4 августа 2014 г. Ясабаеву Ф.А. отказано в передаче указанной кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 19 декабря 2014 г. указанное определение отменено, кассационная жалоба Ясабаева Ф.А. передана с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные законом, для удовлетворения кассационной жалобы.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При принятии обжалуемого судебного постановления судом апелляционной инстанции такие нарушения были допущены.

Судом установлено, что решением Думы города Ханты-Мансийска от 26 сентября 2008 г. № 590 утверждены Правила землепользования и застройки территории города Ханты-Мансийска, согласно которым на территории города Ханты-Мансийска допускается строительство гаражных боксов для хранения личного автотранспорта только в составе гаражно-строительных кооперативов и высотой не более одного этажа.

Ясабаев Ф.А. является собственником земельного участка площадью 28 кв.м, расположенного по адресу: город …, ГСК …, ряд … бокс … (разрешенное использование – для эксплуатации гаража), а также собственником двухэтажного гаража общей площадью 55,6 кв.м.

Право собственности Ясабаева Ф.А. на указанные выше гараж и земельный участок зарегистрировано на основании договора купли-продажи от 1 октября 2010 г.

Удовлетворяя исковые требования, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что двухэтажный гараж является самовольной постройкой.

С этими выводами согласиться нельзя в силу следующего.

Согласно пункту 1 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

Таким образом, нарушение градостроительных и строительных норм и правил при создании постройки может служить самостоятельным основанием для признания ее самовольной, если такие нарушения являются существенными.

Признавая гараж, принадлежащий Ясабаеву Ф.А., самовольной постройкой, суды исходили из того, что согласно правилам землепользования и застройки территории города Ханты-Мансийска допускается строительство гаражных боксов для хранения личного автотранспорта высотой не более одного этажа.

При этом судом Ханты-Мансийского автономного округа – Югры в адрес департамента 11 апреля 2014 года был направлен запрос-уведомление с просьбой предоставить сведения о возможности сноса второго этажа, а не гаража в целом (л.д. 84), однако такие сведения суду представлены не были и в материалах дела отсутствуют.

При таких обстоятельствах, а также учитывая, что нарушения градостроительных и строительных норм при строительстве двухэтажного гаража не были квалифицированы судом как существенные, судебные постановления о признании гаража самовольной постройкой нельзя признать отвечающими требованиям статей 195 и 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Положенную в обоснование удовлетворения требования о признании гаража самовольной постройкой ссылку суда апелляционной инстанции на то, что факт нарушения санитарных, технических и противопожарных правил использованием гаража для проживания граждан является очевидным и не требующим доказательств, нельзя признать правомерной.

Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела (часть 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью 1 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании.

Однако вывод суда о нарушении тем или иным лицом каких-либо специальных предписаний не является общеизвестным обстоятельством и требует доказывания.

Кроме того, суд не учел, что возможное использование объекта недвижимого имущества для проживания граждан не является юридически значимым обстоятельством для признания постройки самовольной.

Допущенные при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции нарушения норм права, являясь существенными, повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов Ясабаева Ф.А., в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 29 апреля 2014 г. подлежит отмене.

Учитывая, что повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»), а также то, что задачей гражданского судопроизводства является соблюдение разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 29 апреля 2014 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Горшков В.В.

Истец просил снести самовольную постройку – двухэтажный гараж. Это обосновывалось тем, что при его возведении были нарушены правила землепользования и застройки. Также истец указал, что гараж используется не по назначению – для проживания граждан.

Иск был удовлетворен. Первая и апелляционная инстанции признали гараж самовольной постройкой.

Но Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ не согласилась с их выводами и направила дело на новое рассмотрение.

Согласно ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

Таким образом, нарушение градостроительных и строительных норм и правил может служить самостоятельным основанием для признания постройки самовольной, если нарушения являются существенными.

Суды исходили из того, что правила землепользования и застройки допускают строительство гаражных боксов для хранения личного автотранспорта высотой не более одного этажа.

Между тем нарушения градостроительных и строительных норм при строительстве гаража не были квалифицированы судом как существенные.

Апелляционная инстанция указала, что факт нарушения санитарных, технических и противопожарных правил использованием гаража для проживания граждан является очевидным и не требует доказательств.

Однако вывод суда о нарушении тем или иным лицом каких-либо специальных предписаний не является общеизвестным обстоятельством и требует доказывания.

Кроме того, суд не учел, что возможное использование объекта недвижимости для проживания граждан не является юридически значимым обстоятельством для признания постройки самовольной.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70775992/

Вс рф: у чиновников не всегда есть право сносить гаражи

Судебная практика по сносу гаражей

Очень неожиданные решения принял Верховный суд, рассмотрев этим летом практически подряд два дела о частных гаражах граждан.

Известно, что власти больших и малых городов уже несколько лет воюют с гаражами и в большинстве случаев воюют успешно. Схема этих “гаражных” битв примитивна – чиновники объявляют автовладельцам, что частный гараж мешает их планам и поэтому гараж будет убран. Как правило, уничтожаются гаражи по решениям местных судов, которые в абсолютном большинстве встают на сторону чиновников.

В Москве из гаражей стали делать трехуровневые таунхаусы

Но судя по последним решениям Верховного суда, “гаражные” приговоры местных судов далеко не всегда безупречны и вынесены на основании закона. Важность двух этих вердиктов том, что Судебная коллегия по гражданским делам разъяснила – когда и при каких обстоятельствах гаражи граждан трогать нельзя и почему отдельные судебные решения, вынесенные местными судами, нарушают права автовладельцев.

Итак, префектура обратилась в Гагаринский суд столицы с иском о сносе гаража гражданки Грызловой.

В нем гараж назывался металлическим боксом, и у владелицы не было “оформленных в установленным порядке документов на землю”. Снос гражданка должна была провести за неделю, в противном случае префектура сделает это сама, но расходы взыщет с ответчицы. Суд вынес решение в пользу чиновников.

Мосгорсуд с таким вердиктом согласился полностью. Судебная коллегия по гражданским делам заявила, что закон нарушили и районный, и городской суды.

Верховный суд начал с истории гаражного вопроса. В далеком 1975 году было решение исполкома Октябрьского района – выделить инвалиду-фронтовику Грызлову и его соседям место под строительство “в порядке исключения временных металлических боксов”.

По решению местных чиновников и письму районного архитектора Грызлов возвел гараж для хранения автомобиля “Запорожец”, бесплатно предоставленного фронтовику государством. Ветеран умер в 1988 году, и тогда же управление соцобеспечения разрешило его дочери оставить у себя “Запорожец”.

Уже раритетный автомобиль еще жив и обитает там, где и был – в боксе N22.

Столичные власти выставили на торги почти 700 гаражей

Райсуд рассуждал так. У ответчицы нет доказательств, что она пользуется землей под гаражом законно. И нет документов, что ей разрешили построить гараж. А разрешение от 1975 года было временным. Да и давалось оно ее отцу, что не дает дочери никаких прав на землю.

На эти заявления Верховный суд ответил разъяснением порядка сноса объектов. Он прописан в нашем гражданском законодательстве.

Суд напомнил, что в 2010 году совместный пленум Верховного и Высшего Арбитражного судов разбирал иски о признании права собственности на самовольную постройку.

Там подчеркивалось, что отсутствие разрешения на строительство не может быть основанием для отказа в признании права собственности.

И если единственный признак самовольной постройки – отсутствие разрешения на строительство или акта ввода в эксплуатацию, то постройку надо признать. При условии, что она не нарушает строительные нормы и не угрожает жизни окружающих. А гараж у фронтовика в 1975 году появился законно. Нынешние суды, ни районный, ни городской не заикнулись, а какие нормы при строительстве гаража были нарушены.

Суды не назвали нормы, которые пенсионер нарушил во время постройки гаража и долгих лет его использования

Верховный суд напомнил – гараж никогда за свою многолетнюю историю не признавался самовольной постройкой: ни когда строился, ни когда эксплуатировался, ни когда помешал чиновникам уже сейчас.

Никаких других оснований для сноса в законе просто – нет. Райсуд сказал: нет доказательств, что гараж – объект недвижимости и на него есть право собственности.

Ни одного доказательства, заметил Верховный суд, почему бокс – не объект недвижимости, суды не привели.

Так как гараж появился давно, до введения в действие Гражданского кодекса, то регистрация права собственности на бокс тогда была не обязательна. Но и отсутствие регистрации – не препятствие для признания гаража объектом недвижимости. “Временное” размещение не аргумент. Ни в каких документах не назван срок, до которого действует разрешение. И в установленном порядке этот срок не отменяли.

А еще местные суды забыли, что, решая спор, надо применять нормы права, действовавшие в то время. Ответил Верховный суд и на довод коллег, что разрешение давалось лишь инвалиду-фронтовику. Суд напомнил про совместный Пленум.

По нему наследник вправе просить о переходе прав собственности. Право пользования участком – это имущественное право, оно переходит по наследству.

Верховный суд распорядился пересмотреть “гаражное” дело заново с учетом его разъяснений.

Героем второго “гаражного” дела стал ветеран войны и инвалид Алексей Тыщенко. Он живет в Южном округе столицы и попросил признать за ним право собственности на свой кирпичный гараж. Таких как у него гаражей было 18 штук. И существовали они с 1980 года.

Гаражи были капитальными, “Мосэнерго” еще в те годы в гаражное объединение поставило счетчик, и автолюбители платили за свет. Но Чертановский суд ветерану войны в оформлении права собственности отказал. Мосгорсуд согласился.

А вот Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда изучила доводы ветерана и сказала, что прав он, а не судьи.
Верховный суд признал организацию платных парковок законной

Исполком решение о строительстве гаражей вынес законно еще в 1973 году. Уже в наше время в 2003 году было заседание гаражной комиссии управы района , где рассматривалось заявление ветерана об оформлении участка земли под его гаражом. Ветерана уважили и разрешение дали.

Префект подписал распоряжение о предоставлении пенсионеру земли в аренду под кирпичным гаражом. Но Чертановский суд, отказывая ветерану, заявил, что истец “не представил разрешительной документации, подтверждающей его право на создание либо занятие спорного объекта”.

А гараж , по мнению суда, точно попадает под определение самовольной постройки. И вновь Верховный суд напомнил коллегам о совместном пленуме, посвященном защите прав собственности.

И подчеркнул, что отказывая ветерану, суды района и города не потрудились назвать нормы, которые пенсионер нарушил в то время, когда гараж строился в начале 70-х годов прошлого века и потом десятилетиями эксплуатировался.

Право ветерана на предоставление участка и строительство на нем гаража никто никогда не оспаривал. И его права не отменяли. Суд еще раз подчеркнул – отсутствие бумажки с разрешением на строительство не может быть основанием для отказа в признании прав собственности.

И еще важный штрих – по Гражданскому кодексу (статья 234), если человек владел открыто любой вещью не будучи ее собственником пять лет, а недвижимостью – 15 лет, то он приобретает на нее право собственности. Это так называемая “приобретательная давность”.

В связи с этим Верховный суд подчеркивает – фронтовик владел гаражом 34 года. И все эти десятилетия местные чиновники не ставили вопрос о сносе якобы самовольной постройки.

Допущенные судами ошибки Верховный суд назвал серьезными и велел полностью пересмотреть и это “гаражное” дело.

Источник: https://rg.ru/2015/08/04/garaz.html

ВС: Несогласие собственника снесенного гаража с размером компенсации не равнозначно отказу от нее

Судебная практика по сносу гаражей

Верховный Суд вынес Определение № 5-КГ19-230, в котором разобрался, можно ли не выплачивать собственнику снесенного гаража компенсацию, если он считает ее размер заниженным.

Татьяна Соколова владела гаражным боксом, который подлежал сносу в рамках реализации постановления Правительства Москвы от 6 сентября 2011 г. № 413-ПП «О формировании транспортно-пересадочных узлов в г.

Москве» и постановления Правительства Москвы от 9 марта 2011 г. № 63-ПП «Об утверждении Положения о порядке осуществления денежной компенсации владельцам сносимых индивидуальных гаражей при освобождении территории г.

Москвы».

30 апреля 2015 г.

АО «МКЖД» заключило с ООО «РЭМИС групп» договор об оказании услуг технического заказчика по организации сноса объектов гаражного назначения на земельных участках, необходимых для строительства объектов ТПУ на Малом кольце Московской железной дороги.

В соответствии с договором «РЭМИС групп» оказывало услуги по организации проведения оценки рыночной стоимости сносимых гаражей, а также услуги по организации работ по подготовке и подписанию соглашений о выплате компенсаций их владельцам.

По результату оценки рыночная стоимость гаражного бокса Татьяны Соколовой составила 176 тыс. руб. Не подписав соглашение об осуществлении компенсационной выплаты на предложенных АО «МКЖД» условиях, женщина обратилась в ООО «Глобал – оценка и экспертиза» с целью определения рыночной стоимости гаражного бокса, которая согласно отчету компании составила 249 тыс. руб.

Распоряжением префектуры САО г. Москвы от 17 сентября 2015 г. были внесены изменения в распоряжение от 29 июня 2015 г. № 440 «Об утверждении списков владельцев гаражных боксов автостоянки “Сокол-113”».

В приложении к распоряжению приведен утвержденный список тех, кто подал заявления о выплате компенсаций за сносимые гаражи, в котором в том числе значилась и Татьяна Соколова. В последующем гараж был снесен.

Женщина уведомила АО «МКЖД» о несогласии с размером компенсации и попросила АО «МКЖД» выплатить ее в размере, определенном в отчете ООО «Глобал – оценка и экспертиза». В ответном письме от 19 сентября 2016 г.

общество сообщило, что демонтаж гаражного бокса силами организации не осуществлялся, поскольку Татьяна Соколова не подписала соглашение на осуществление денежной компенсации. При этом «МКЖД» дополнительно указало, что п.

8 Положения о денежной компенсации установлено право префектуры в рамках своей компетенции принимать необходимые меры для освобождения территории в случае отказа владельцев гаражей от подписания соглашений. В свою очередь префектура САО г.

Москвы в ответе Татьяне Соколовой от 6 декабря 2016 г. сообщила, что для получения компенсации ей необходимо обратиться именно в АО «МКЖД».

10 января 2017 г. женщина повторно обратилась в «МКЖД», которое повторило информацию о демонтаже гаражного бокса силами префектуры на основании решения Окружной комиссии по пресечению самовольного строительства на территории Северного административного округа г. Москвы.

В сообщении от 4 апреля 2017 г.

префектура пояснила Татьяне Соколовой, что от АО «МКЖД» поступила информация о ее отказе от заключения соглашения на осуществление денежной компенсации и просьба о рассмотрении вопроса освобождения территории в порядке, предусмотренном п. 8 Положения о денежной компенсации. В связи с этим Окружной комиссией было принято решение о демонтаже гаражного бокса и разъяснено, что компенсационные мероприятия в таком случае не предусмотрены.

После этого Татьяна Соколова обратилась в Таганский районный суд г. Москвы с иском к АО «МКЖД» о взыскании денежной компенсации. Суд, руководствуясь Положением о порядке осуществления денежной компенсации владельцам сносимых индивидуальных гаражей при освобождении территорий г.

Москвы, утвержденным постановлением Правительства Москвы от 9 марта 2011 г.

№ 63-ПП, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований, поскольку Соколова отказалась от подписания соглашения об осуществлении компенсационной выплаты в предложенном ей размере.

Проверяя законность и обоснованность постановленного судом первой инстанции решения, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда указала на то, что выплата компенсации за сносимый гараж возможна лишь в случае подписания соглашения об осуществлении компенсационной выплаты. Тогда женщина обратилась в Верховный Суд.

Изучив материалы дела, ВС указал, что в целях реализации Генерального плана г. Москвы, государственных программ г. Москвы, соблюдения прав физических лиц при сносе индивидуальных гаражей для освобождения территории г. Москвы Правительство Москвы постановлением от 9 марта 2011 г. № 63-ПП утвердило Положение о денежной компенсации.

В соответствии с данным положением после получения от префектуры соглашений и актов, подписанных владельцами гаражей, государственный заказчик, предприятие в течение 5 рабочих дней осуществляет их подписание с направлением двух экземпляров в префектуру (один экземпляр – для владельца гаража).

После подписания сторонами акта об освобождении гаража под снос он осуществляет перечисление денежных средств на счет, указанный владельцем гаража, на условиях соглашения. Таким образом, указал ВС, данным нормативно-правовым актом владельцам сносимых индивидуальных гаражей, имеющим правоподтверждающие документы, при освобождении территории г.

Москвы гарантируется выплата денежной компенсации.

Верховный Суд указал, что при рассмотрении дела не оспаривалось, что право Соколовой на снесенный гараж было зарегистрировано в установленном законом порядке, ответчик не указывал на отсутствие правоустанавливающих документов, что в соответствии с п. 8 Положения о денежной компенсации является основанием для отказа в ее выплате. При этом суд не учел, что несогласие собственника с определенным размером денежной компенсации не означает отказ собственника сносимого гаража от ее получения.

ВС заметил, что в обоснование исковых требований и в судебных заседаниях Соколова ссылалась на то, что не согласна с размером компенсации, полагая ее заниженной. «Данным доводам истца судом оценка в нарушение требований ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не дана, решение суда не содержит суждений относительно оснований заявленного иска», – указал Суд.

Таким образом, высшая инстанция отменила апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в Мосгорсуд.

В комментарии «АГ» партнер юридической фирмы «БИЭЛ» Николай Сапожников отметил, что данное определение является редким прецедентом в пользу владельцев гаражей, сносимых властями г. Москвы в рамках мероприятий по освобождению территорий, осуществляемых в столице.

По его мнению, принципиальным для Верховного Суда в данном деле было то, что имя владелицы спорного гаража было включено в утвержденный префектурой список владельцев гаражных боксов, попадающих в границы размещения транспортно-пересадочного узла, а в судах нижестоящих инстанций законность прав владелицы гаража не оспаривалась. «В подавляющем большинстве случаев владельцам гаражей, с которыми властям города не удалось найти общий язык, отказывают в выплате какой-либо компенсации со ссылкой на отсутствие у них документов, подтверждающих возникновение права собственности на гараж», – заметил Николай Сапожников. Он посчитал, что Верховный Суд фактически подтвердил, что если к документам владельца сносимого гаража претензий не возникло, то вопрос о размере компенсации может быть предметом спора и сам по себе факт отказа истца от подписания соглашения не является основанием для отказа в присуждении выплаты.

Старший юрист, руководитель практики Содружества земельных юристов Ксения Сочеева отметила, что в судебной практике нет единого подхода к вопросу компенсации за снос гаража в случае неподписания соответствующего соглашения. Так, в Апелляционном определении Московского городского суда от 4 сентября 2015 г.

по делу № 33-31556/2015 даже не оспаривается право собственника на компенсацию (при условии отказа от подписания соглашения в предложенной редакции). При этом ее размер устанавливается на основании проведения независимой судебной оценочной экспертизы.

«Такая позиция, на мой взгляд, является наиболее корректной и справедливой – так как право собственности на гараж не оспаривалось, собственник имеет право на адекватную компенсацию», – посчитала Ксения Сочеева.

Тем не менее, заметила она, существует иная позиция суда: так как собственник отказался от подписания соглашения, суд приходит к выводу об отсутствии законных оснований для удовлетворения требований о компенсации (Апелляционное определение Московского городского суда от 4 декабря 2019 г. № 33-53800/2019). По мнению юриста, трактовка п. 8 Положения в подобном ключе может привести к злоупотреблениям в части оценки размера компенсации и отсутствию возможностей собственника повлиять на указанную сумму.

«Я считаю, что рассматриваемая позиция Верховного Суда ведет к восстановлению баланса прав собственника на справедливую компенсацию при сносе гаража», – резюмировала Ксения Сочеева.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-nesoglasie-sobstvennika-snesennogo-garazha-s-razmerom-kompensatsii-ne-ravnoznachno-otkazu-ot-nee/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.