Ст 234 гк рф судебная практика

Вс разъяснил нюансы возникновения права собственности на недвижимость в силу приобретательной давности

Ст 234 гк рф судебная практика

22 октября Верховный Суд РФ вынес Определение № 4-КГ19-55 по спору между сособственниками жилого дома, один из которых намеревался получить право собственности на него в силу приобретательной давности.

После смерти К. в 1991 г. ее сыну и дочери достался в наследство дом. Согласно завещанию право собственности между наследниками распределилось поровну – в размере 50% каждому. Мужчина скончался в июне следующего года, поэтому его долю унаследовали Марина Большакова и Василий Иванов, которые не оформили свои права в отношении этого имущества.

В 2004 г. скончалась дочь К., оба ее сына унаследовали долю матери в праве собственности на дом в равных долях.

Далее мужчины заключили соглашение о разделе наследства, и доля домовладения перешла к одному из них, а после его смерти доля в имуществе в судебном порядке перешла его дочери А.

, которая зарегистрировала свое право собственности на нее. В мае 2006 г. женщина подарила долю И., которая спустя четыре года подарила ее Надежде Захаркиной.

Впоследствии Надежда Захаркина обратилась в суд с иском к собственникам второй половины дома о признании за ней права собственности на весь дом в силу приобретательной давности.

В обоснование своих требований женщина ссылалась на то, что ей уже принадлежит ½ доли, а также на то, что она и ее правопредшественники открыто и добросовестно владели всем домом и земельным участком как своим собственным свыше 15 лет.

По ее мнению, ответчики Иванов и Большакова не пользуются спорной недвижимостью, фактически отказавшись от нее.

Суд отказал женщине в удовлетворении исковых требований.

Он отметил, что владение истицы не является добросовестным, поскольку она и ее правопредшественники знали о принадлежности другой доли в праве на домовладение и земельный участок ответчикам, которые не совершали каких-либо действий, направленных на отказ от права собственности на спорное имущество. Решение суда первой инстанции устояло в апелляции.

В кассационной жалобе в Верховный Суд Надежда Захаркина просила отменить судебные акты как незаконные. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ согласилась с доводами заявительницы.

Высшая судебная инстанция напомнила, что право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, а также на бесхозяйное имущество (ст.

225 и 234 ГК РФ и совместное Постановление Пленумов ВАС и ВС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22).

«По смыслу указанных выше положений закона и разъяснений Пленума ВС РФ приобретательная давность является самостоятельным законным основанием возникновения права собственности на вещь при условии добросовестности, открытости, непрерывности и установленной законом длительности такого владения.

Давностное владение является добросовестным, если, приобретая вещь, лицо не знало и не должно было знать о неправомерности завладения ею, т.е. в тех случаях, когда вещь приобретается внешне правомерными действиями, однако право собственности в силу тех или иных обстоятельств возникнуть не может.

При этом лицо владеет вещью открыто как своей собственной, т.е. вместо собственника, без какого-либо правового основания (титула). Наличие титульного собственника само по себе не исключает возможность приобретения права собственности другим лицом в силу приобретательной давности», – отметил ВС.

Верховный Суд добавил, что для приобретения права собственности в силу приобретательной давности не является обязательным, чтобы собственник (в отличие от положений ст.

236 ГК РФ) совершил активные действия, свидетельствующие об отказе от собственности, или объявил об этом.

Достаточно будет того, что титульный собственник в течение длительного времени устранился от владения вещью, не проявлял к ней интереса, не исполнял обязанностей по ее содержанию, вследствие чего вещь является фактически брошенной им.

Как подчеркнула высшая судебная инстанция, осведомленность давностного владельца о наличии титульного собственника сама по себе не означает недобросовестность давностного владения. Давностный владелец может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого имуществом владели правопредшественники, универсальным или сингулярным правопреемником которых является он.

Верховный Суд отметил, что нижестоящие суды не привели никаких обстоятельств, из которых можно было бы сделать вывод о недобросовестности как самой истицы, так и ее правопредшественников по отношению к владению спорным имуществом. В этой связи Суд направил дело на новое рассмотрение во вторую инстанцию.

Комментируя определение Суда, руководитель проектов Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья», к.ю.н. Виктор Спесивов отметил, что оно затронуло крайне важную и двусмысленную правовую конструкцию в российском вещном праве – приобретательную давность.

По его словам, указанный правовой институт сам по себе является отличной правовой находкой для урегулирования вопросов с фактически «брошенным» имуществом.

«Уже не первый раз встречаю мнения судей судов первой и апелляционной инстанций о том, что осведомленность давностного владельца о наличии титульного собственника исключает добросовестность давностного владения, так как при таком раскладе лицо, получая владение, не могло не знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности. Но, учитывая, что добросовестно заблуждаться в отношении наличия у тебя права на имущество, которое не твое, можно только в каких-то очень специальных случаях, такое толкование ст. 234 ГК РФ неоправданно сужает возможность ее применения», – отметил эксперт.

По его словам, наиболее частый случай обращения в суд с исками о признании права собственности в силу приобретательной давности – это споры наследников недвижимости, когда бремя содержания всего разделенного на идеальные доли объекта несет один из сособственников, который не может оформить свое право титульного владения на весь объект.

«В таких случаях часто в ЕГРН значится только один сособственник, потому что второй наследник просто не обратился в Росреестр за оформлением своего права, которым его наделило свидетельство на наследство.

Из-за образующегося в таких случаях правового вакуума страдает не только сособственник, который платит коммунальные услуги и поддерживает в надлежащем состоянии весь объект, а не только принадлежащую ему часть, но и бюджет.

Ведь для заключения договора аренды и для приобретения в собственность земельного участка нужно сначала поставить последний на кадастровый учет, для чего необходимо согласие всех собственников объекта, занимающего земельный участок. В итоге бюджет не получает от этого домовладения ни земельного налога, ни арендной платы», – пояснил Виктор Спесивов.

По словам эксперта, такие случаи неоднократно встречались в его практике.

«Лишение добросовестного сособственника возможности признать через 18 лет полного бездействия титульного владельца второй части объекта право собственности на фактически бесхозную часть не способствует стабильности гражданского оборота в сфере недвижимости и обесценивает в принципе значение института приобретательной давности.

Поэтому очень хорошо, что Верховный Суд четко обозначил, что наличие титульного собственника и даже известность о нем истцу не означают недобросовестность давностного владельца, так как главное в этом случае – это то, что вещь приобретается внешне правомерными действиями», – полагает юрист.

В то же время Виктор Спесивов выразил сожаление, что ВС РФ не смог сразу разрешить дело по существу в пользу истца, поэтому остается вероятность того, что суд апелляционной инстанции снова откажет в иске. Он также выразил надежду, что теперь нижестоящие суды будут меньше путаться и чаще удовлетворять иски о признании права собственности на объекты недвижимого имущества в силу приобретательной давности.

Адвокат, партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков отметил, что Верховный Суд в очередной раз исправил ошибку нижестоящих инстанций, указывая на недопустимость формального подхода.

«Несмотря на явное преодоление предмета доказывания по данной категории дел, суд первой инстанции потребовал от истца доказательств, которых он, очевидно, не мог представить, и которые, по своей сути, не должны быть представлены в подобном процессе, – полагает он.

– Оценивая подход нижестоящих инстанций, я не представляю, как еще можно доказать “отказ ответчиков от спорного недвижимого имущества” при подтвержденном факте конклюдентных действий, свидетельствующих об отсутствии интереса к владению спорным объектом недвижимости».

По словам эксперта, отсутствие интереса к владению столь длительное время является достаточным основанием для вывода о преодолении бремени доказывания. «При этом создание дополнительных препятствий для истца совершенно необоснованно.

Тем более что суды требовали доказать отрицательный факт, но всем нам известно, что подобный факт может быть доказан только через утверждение об обратном.

Для судебной практики это положительный пример того, какие обстоятельства должны устанавливать суды по данной категории дел», – подытожил Виктор Глушаков.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-razyasnil-nyuansy-vozniknoveniya-prava-sobstvennosti-na-nedvizhimost-v-silu-priobretatelnoy-davnosti/

Признание права собственности по приобретательной давности при наличии соглашения с собственником о переходе права

Ст 234 гк рф судебная практика

Коллеги, предлагаю обсудить один кейс, посвященный применению правил статьи 234 Гражданского кодекса РФ.

Фабула довольно проста.

1. Физическое лицо (покупатель) заключает в 2000 г. договор купли-продажи нежилого здания с юридическим лицом (продавец).

По данному договору совершаются встречные предоставления, однако государственная регистрация не происходит.

Впоследствии, через несколько лет покупатель выясняет, что продавец ликвидирован, а значит совместное обращение в регистрирующий орган уже невозможно.

Изначально избранный алгоритм действий покупателя основывается на п. 62 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 10/22:

«При отсутствии наследников продавца либо при ликвидации продавца – юридического лица судам необходимо учитывать следующее.

 Покупатель недвижимого имущества, которому было передано владение во исполнение договора купли-продажи, вправе обратиться за регистрацией перехода права собственности.

Отказ государственного регистратора зарегистрировать переход права собственности в связи с отсутствием заявления продавца может быть обжалован в суд по правилам главы 25 ГПК РФ или главы 24 АПК РФ.

Рассматривая такое требование покупателя, суд проверяет исполнение продавцом обязанности по передаче и исполнение покупателем обязанности по оплате.

Если единственным препятствием для регистрации перехода права собственности к покупателю является отсутствие продавца, суд удовлетворяет соответствующее требование покупателя.

В резолютивной части решения суд обязывает государственного регистратора совершить действия по государственной регистрации перехода права собственности».

То есть покупателю необходимо обратиться самостоятельно с данным договором в регистрирующий орган, получить отказ и оспорить отказ регистратора при условии, что отсутствие заявления продавца единственное препятствие для регистрации.

2. Получив отказ регистрирующего органа, покупатель видит, что отсутствие заявления продавца не единственное основание для отказа, Росреестр также указал на отсутствие документов, подтверждающих право собственности продавца.

Учитывая, что речь идет о договоре 20-летней давности, документы, подтверждающие право собственности продавца обнаружить не удалось.

3. Покупателем для защиты своего законного интереса избирается такой способ как признание права собственности на основании приобретательной давности.

Позиция истца: Истец (покупатель) обосновывая свое требование ссылается на толкование статьи 234 ГК РФ, изложенное в делах аналогичного содержания. В частности, согласно правовой позиции, изложенной в Определении Верховного Суда РФ от 27 января 2015 г. № 127-КГ14-9 (Судебная коллегия по гражданским делам):

 наличие каких-либо соглашений с титульным собственником, направленных на переход права собственности, не препятствует началу течения срока приобретательной давности. 

При этом Гражданский кодекс РФ не содержит запрета на приобретение права собственности в силу приобретательной давности, если такое владение началось на основании соглашения с собственником или иным лицом о последующей передаче права собственности, но по каким-либо причинам сделка не была заключена и переход права собственности не состоялся (лицо, намеренное передать вещь, не имеет соответствующих полномочий, не соблюдена форма сделки, не соблюдены требования о регистрации сделки или перехода права собственности и т.п.).  

Отсутствие надлежащего оформления сделки и прав на имущество применительно к положениям ст. 234 Гражданского кодекса Российской Федерации само по себе не означает недобросовестности давностного владельца.

Напротив, данной нормой предусмотрена возможность легализации прав на имущество и возвращение его в гражданский оборот в тех случаях, когда переход права собственности от собственника, который фактически отказался от вещи или утратил к ней интерес, по каким-либо причинам не состоялся, но при условии длительного, открытого, непрерывного и добросовестного владения. 

Иной подход ограничивал бы применение положений ст. 234 ГК РФ в отношении недвижимого имущества только случаями его самовольного завладения и побуждал бы давностного владельца к сокрытию непротивоправного по своему содержанию соглашения с собственником, что, в свою очередь, противоречило бы требованию закона о добросовестности участников гражданских правоотношений. 

Аналогичная правовая позиция приведена в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 июля 2015 г. № 41-КГ15-16. 

Также стоит учесть то обстоятельство, что возможность предъявить иные требования, в частности: 

– о понуждении к заключению сделки; 

– признании сделки действительной; 

– регистрации сделки или права собственности; 

– признании права собственности на основании сделки, 

не исключает возможности приобрести право собственности в силу приобретательной давности при наличии соответствующих условий. 

Таких ограничений в ст. 234 ГК РФ не содержится. 

4. Судом в удовлетворении указанного требования отказано. Здесь появляется основной вопрос обсуждения: допустимо ли требовать признания права собственности на основании приобретательной давности при наличии соглашения об отчуждении этой вещи с собственником или иным лицом?

Позиция суда: Суд полагает, что избранный способ защиты является ненадлежащим. Вероятно, суд расширительно толкует разъяснение реквизита открытости владения, данное в Постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 10/22:

«владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору. По этой причине статья 234 ГК РФ не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом осуществляется на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.)».

Несмотря на то, что в приведенном перечне идет речь о договорных обязательствах по передаче имущества во временное владение и пользование, а о договорах, направленных на отчуждение права собственности речи не идет, суд посчитал, что при наличии договора купли-продажи у Истца нет оснований требовать признания права собственности по ст. 234 ГК РФ.

Внепроцессуально, уже после вынесения решения суд сообщил Истцу, что ему надо было заявлять требование о признании сделки состоявшейся.

5. Несмотря на то, что сам по себе отказ в иске по мотиву избрания неправильного способа защиты противоречит законодательству и практике его применения (п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г.

 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»: в случае ненадлежащего формулирования истцом способа защиты при очевидности преследуемого им материально-правового интереса суд не должен отказывать в иске ввиду неправильного указания норм права, в этом случае суд определяет, из какого правоотношения возник спор и какие нормы подлежат применению. Суд не связан указанием стороны на нормы материального права и устанавливает наличие или отсутствие материальных оснований для удовлетворения иска исходя из обстоятельств конкретного дела; п. 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»), и уже это является достаточным основанием для отмены судебного акта, Истца интересует вопрос правильности толкования статьи 234 ГК РФ.

Возможно ли при указанных обстоятельствах ссылаться на приобретательную давность? Что за способ защиты, внепроцессуально предложенный Истцу судом, «признание сделки состоявшейся»?

Источник: https://zakon.ru/discussion/2020/07/27/priznanie_prava_sobstvennosti_po_priobretatelnoj_davnosti_pri_nalichii_soglasheniya_s_sobstvennikom_

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.